1

Под парусом через океан. Канары – Кабо-Верде

На подходе к тропику Рака в ноябре вопреки всем стереотипам прохладно, чуть пасмурно и умиротворяюще спокойно. Несколько дней назад и градуса на 4 севернее, напротив, было вполне тепло и при этом весьма суматошно. Вдвоем с Сашкой мы сидели на пляже Лас-Пальмаса в полной неизвестности. Яхта, на которой нам предстояло вскоре идти через Атлантику, катастрофически опаздывала со своим приходом на Канары.

 

 

На подходе к тропику Рака в ноябре вопреки всем стереотипам прохладно, чуть пасмурно и умиротворяюще спокойно. Несколько дней назад и градуса на 4 севернее, напротив, было вполне тепло и при этом весьма суматошно. Вдвоем с Сашкой мы сидели на пляже Лас-Пальмаса в полной неизвестности. Яхта, на которой нам предстояло вскоре идти через Атлантику, катастрофически опаздывала со своим приходом на Канары.

Наше участие в трансатлантическом ралли ARC+ было заявлено давно, но каждое утро обстоятельства менялись. С восточной стороны ежедневно телеграфировали тревожное: «чиним паруса», «ругаемся со страховой», «ждем еще одного члена экипажа»; потом более радостное – «идем к вам под всеми парусами, делаем по 6 узлов», и снова «ветер противный, не можем подойти к острову»… Вокруг по-прежнему была суша. На открытии ралли за сутки до старта нас было двое из экипажа – и похоже, другие команды переставали воспринимать нас всерьез: хороши яхтсмены без судна и капитана! Мы чуть стыдливо прятали глаза, когда вдруг посреди наряженной толпы дорогого ресторана появилось бородатое и чуть усталое лицо в шерстяной шапке. Борода светилась радостной улыбкой, разгоравшейся по мере того, как сквозь толпу она плыла к нам. Догадка обожгла сердце. Не без труда узнавался в этом не по-береговому укутанном человеке наш капитан. Один океан знает, какими путями удалось ему пробиться сквозь все холодные ветра и бюрократические преграды сюда, в город, но отныне мы вновь обретали уверенность, спокойствие, судно и остальную часть экипажа.

2

А экипаж подобрался разномастный, в духе хейердаловских походов: многонациональный, различающийся во всем: от цвета глаз и кожи до возраста и привычек. Двух одинаковых людей среди этой шестерки было не найти. Предводитель веселой ватаги, капитан-австралиец Джон, моряк опытный и в возрасте, был вместе с тем настолько юн сердцем, что многие могли бы позавидовать этой свежести духа.  В любых затеях, как положено, его сопровождала капитанша - маленькая восточная женщина из Таиланда, в лице которой вся команда обретала заботливую мать: Тасси следила за хозяйственными мелочами от провизии до медицины, и благодаря ее усердию никто не боялся остаться голодным или обделенным. Оба плыли через океаны домой. Луги, швейцарец среднего возраста с вечно смешливым взглядом и стопкой научной фантастики, назначил своей девушке встречу на островах и спешил туда к памятной дате своего отца. Ну, или просто путешествовал. Серьезная итальянка Федерика с длинным дредом, торчащим сзади из копны курчавых волос и вносившим некий диссонанс в ее порою слишком надменный вид, пересекала Атлантику с целью поработать впоследствии на чартере в Карибском регионе. Наконец, мы с Сашкой. Единственные счастливчики, имеющие возможность общаться меж собой на родном языке. Парочка среднерусских авантюристов, бросившихся в путь за мифическим волшебным клубочком и самые молодые члены экипажа. Такой пестрой толпой мы воссоединились на канарском берегу, чтобы уйти за горизонт в юго-западном направлении. До Кабо-Верде и через океан.

ARC+ 2013 года стал первой в истории вариацией традиционного трансатлантического ралли для парусников, организуемого Worldcruising Club. Стандартный маршрут Las Palmas (Канарские острова) – Rodney Bay (Сент-Люсия) был разбавлен экзотическими Островами Зеленого мыса. Длина пути, таким образом, выросла раза в полтора, а вот желающих посмотреть помимо океана еще и Кабо-Верде оказалось аж в пять раз меньше любителей традиционного ARC. Но яхта Solar Blue была в их числе.

Безрассудная попытка собраться в столь долгий и трудный переход в один день была нашим единственным шансом. Сети, развешанные по кают-компании, стремительно заполнялись фруктами и овощами; рундуки набивались снаряжением; уверенными ручейками лились в танки вода и топливо. На суденышко прибывала инспекция за инспекцией, щедро раздавались указания, добрые советы и напутствия. Экипаж срабатывался. Вечером накануне старта наша суетная компания сидела в портовой кафешке и спешно отправляла письма – каждый себе на родину, дергая за тоненькие ниточки души, связывающие его с одной-единственной точкой на земле и неумолимо таявшие в темноте наплывающей с океана ночи.

И вот долгожданный момент старта. Одна за другой яхты неспешно выплывают с гладкой воды марины в яростные океанские волны, меняют несколько «пристрелочных» галсов. По радио идет отсчет минут. Длинный гудок – и белопарусные суда устремляются в проход между ярко-оранжевым катером и стартовым буем. Взлетают на волнах, будто цель их лежит не на воде, а посреди белоснежных облаков. Расправляют крылья.

В то же время на борту все выглядит куда менее поэтично: ставить паруса и выходить на нужный курс приходится вопреки причудам «неприкачанного» организма. Вестибулярный аппарат, успевший привыкнуть к непоколебимости земли, на высоких волнах начинает подводить своих хозяев и чуть портит удовольствие от начала ралли. Но в крови каждого кипит жгучее чувство морской дороги: в путь! В неизведанное и непокоренное пространство океана!

3

Проходит день, два. Со временем все вещи обретают свой обыденный уклад, тронутый соленым дыханием простора. День и ночь сменяются вахты на руле, по две на человека в день. По три приема пищи, по три литра воды, по пять спутников. По половине жизни – океан, по половине – небо. Да крохотная скорлупка-лодочка посреди всего этого великолепия. Никогда не участвовавшей в столь долгих ралли, мне отчего-то казалось, что вся флотилия пойдет толпой, этакой могучей парусной эскадрой из прошлого. В реальности же уже спустя ночь на горизонте было пусто, в какую сторону ни глянь. Изредка прорезался голос радио. Раз в день приходили сводки погоды и новостей. Вокруг раскинулось безграничное царство Нептуна, и порою связь с древними мореплавателями казалась ощутимой и более реальной, чем острова, покинутые несколько суток назад. Над волнами невообразимых оттенков синевы взлетали стайки летучих рыб. Всегда нежданной радостью появлялись дельфины, вызывая всплеск восторга всего экипажа: изящные создания вылетали из воды, проплывали под самым носом яхты и исчезали так же внезапно, как появились. Вынесенный волной кальмар оставлял печальное чернильное пятно на корме. На другую ночь после пересечения Тропика Рака океан начал вспыхивать зелеными созвездиями планктона, будто кто-то опрокинул Млечный путь в его глубокие воды.

Каждый день находились мелкие поводы для естественной радости, будь то новое чудо природы или вкусно приготовленный ужин. Борьба с бытовыми неудобствами порой принимала юмористический характер: Луги умудрялся принимать душ под музыку, создание пищи на качке превращалось в акробатические номера. Неспешно, но верным курсом яхта Solar Blue двигалась на юг. В конце концов, расстояние до марины Миндело сократилось до одних суток ходу.

Тут ветер решил, что достаточно погонял нас галсами при постоянном фордевинде, и... стих. Тихое светло-серое утро встретило облачным небом и тремя узлами на  приборах. Мили потекли медленнее, качка уменьшилась, океан чуть колыхался вокруг. Ветер поднялся лишь ранним утром, когда из темноты начали проступать очертания суши. Первый этап ралли завершился рассветом дивной красоты. Маяк промигал отчетливо и ясно: «Добро пожаловать на Кабо-Верде!»

4

==продолжение следует==

-NG-
Фото автора

Читайте за очки и выигрывайте призы

Лучшие предложения