Галопом по Европам

Галопом по Европам

В далекие школьные годы у меня были любимые кроссовки чехословацкой фирмы «Цебо», в которых я гулял, ходил на уроки физкультуры,...

 

 

В далекие школьные годы у меня были любимые кроссовки чехословацкой фирмы «Цебо», в которых я гулял, ходил на уроки физкультуры, даже лазил в речку за раками, и так несколько лет, пока в них помещались ноги. Удивительно прочная была обувь, и на вид пижонистая, одноклассникам на зависть. Примерно в те же годы я смотрел детские сказки студии «Баррандов», а когда прочитал о «Похождениях бравого солдата Швейка», то впал в полный восторг от хулиганских историй Гашека, украшенных иллюстрациями Йозефа Лады. Потом были еще Чапек и немного Кафка, пражские рассказы Аверченко и многое другое, что хотелось узнать поближе, рассмотреть, потрогать, понюхать и попробовать на вкус.

Именно поэтому первое свое «иностранное» путешествие я совершил в Чехию, выбрав самый «бюджетный» вариант автобусного туризма. Настоящая «заграница» для меня началась уже в Польше. В Варшаве шел торопливый «чес» по сбору малой толики тех денег, которые проезжали со своими хозяевами дальше на запад. Наследники Остапа Бендера старательно изучали и осваивали способы «честного отъема денег у граждан».

Молодые люди в возрасте студентов-старшекурсников по-детски «играют» в факиров-заклинателей. Заклинают они, конечно, не пластиковую змею, а гостей и аборигенов города. К ним подходит дама, готовая стать жертвой их «искусства». Даже она сама не знает, что ей нужно от самодеятельных волшебников. Но неожиданно и дама, и заклинатели верят в то, что рядом пробуждается волшебная сила, и эта убежденность завораживает прохожих и зрителей! Кажется, что пластмассовая змея начинает подниматься и сейчас раскроет свой капюшон, раскачиваясь над корзиной. Если наивная дама сделает хоть шаг в сторону от своих обманщиков, факиры снова превратятся в двух шалопаев с игрушечной гадюкой.

Художник рисует и продает карикатуры в уголке центральной площади в Варшаве, а когда заказчиков не находится, он задумчиво разглядывает проходящих мимо туристов и местных жителей, усмехаясь их забавному виду...

После «новой» Варшавы, изо всех сил старавшейся казаться старинной, в Праге просто захватило дух от старины, которая не хранилась в музее, а жила повседневной, даже ежеминутной и ежесекундной жизнью на каждом шагу, в каждом глотке воздуха, в каждом взгляде.

Химеры и горгульи на башнях собора святого Витта хищно перемигивались со своими собратьями из далекого собора Парижской Богоматери. Бравые гвардейцы печатали шаг по брусчатой мостовой под восхищенными взглядами туристов, а в сумраке утреннего тумана по улицам, почти не таясь, гуляли призраки людей и – куда от них деться в современном городе – спящих в ожидании своих хозяев автомобилей.

На Карловом мосту давал представление кукольник с марионеткой. Клоун был живой и двигался сам по себе. Почти невидимые нити не управляли куклой, а просто связывали ее руки и ноги с рычагами в руках у артиста. Музыка слышалась из переносного динамика, и было непонятно, почему нет провода от него до гитары и зачем в магнитофоне крутится кассета, если клоун играет «живую» музыку, без фонограммы. Кукольник и клоун были, наверное, родственниками или выступали вместе так долго, что их лица стали похожими. Я досмотрел маленькое представление до конца, и только когда музыка закончилась, в банку у ног артистов посыпались монетки, стало заметно, что клоун все-таки кукольный, без ниток двигаться не может, а его кукловод, спрятавший глаза за темными стеклами очков, слеп. Мне стало немного грустно, я тоже бросил свою монетку, а когда пошел прочь, то заметил, или мне показалось, что клоун и кукольник лукаво улыбнулись, выдавая свой искусный обман...

Карлов мост соединил два берега Влтавы и две эпохи со своими архитектурными стилями, философиями и культурами. Малая страна опьянила в прямом и переносном смысле своей шумной толпой развлекающейся публики, сменившей тихое очарование почтительных экскурсий. Непонятно, как обходились без электрического света сотни лет назад, чтобы вот так же по вечерам подсвечивать радостные декорации сказочного театра ее площадей и замков. Без этих огней просто немыслимо дружелюбное очарование этой части города, где всегда с готовностью помогут разобраться в переплетении узких улочек и уведут растерявшегося туриста смотреть очередное бесчисленное представление. Где накормят всякой всячиной и угостят немыслимым количеством сортов вкуснейшего пива. Где стоит держать ухо востро, если не хочешь подарить кошелек ловкому карманнику или бездумно истратить все деньги на сувениры. Где главное – праздник и развлечения, и отношение к этим развлечениям серьезное, как к работе. Малая страна живет и дышит этим ежеминутным праздником.

Продолжением сказки стали экскурсии в Карловы Вары и замок Карлштейн. Мозг переполнялся впечатлениями, а душа – восторгом от смены картин. Современные велорыцари, закованные в футуристические доспехи, возвращались после штурма старинного замка усталые, но довольные, а стену бастиона продолжал штурмовать юный паж, облаченный в шорты и сандалии. Этому покорителю стен очень подошли бы те самые кроссовки фирмы «Цебо» из моего детства.

Александр Соловушкин
Фото: автор
 

Читайте за очки и выигрывайте призы

Лучшие предложения