Курдистан

6000000

80000

Провинции Эрбиль, Дахук, Сулеймания и Киркук

Лучшие предложения

Южный Курдистан до вхождения в состав Ирака

Согласно предположениям учёных (в частности О. Л. Вильчевского), территория Иракского Курдистана (треугольник Эрбиль—Киркук—Сулеймания в горах Загроса) стали местом формирования современного курдского этноса из ряда живших здесь иранских (мидийских) племён. Под Сулейманией найден первый известный текст на курдском языке — так называемый «сулейманийский пергамент» VII века, с небольшим стихотворением, оплакивающим нашествие арабов и разрушение ими святынь зороастризма. В 1514 году нынешний Иракский Курдистан вошёл в состав Османской империи. В Позднем Средневековье на его территории существовало несколько полунезавивсимых эмиратов: Синджар (езидский эмират с центром в Лалеше), Бахдинан (столица — город Амадия), Соран (столица Ревандуз) и Бабан (столица Сулеймания). Эти эмираты были ликвидированы турками в 1830-х годах. Административно территория Иракского Курдистана составляла Мосульский вилайет. Впрочем, из-за слабости османской власти многим племенам, особенно жившим в труднодоступных горных районах, удавалось сохранять полу- или почти полную независимость.

В ходе Первой мировой войны в 1917 году англичане заняли Киркук, а русские войска — Сулейманию. Русский фронт после этого развалился из-за революции, но англичане в начале ноября 1918 году взяли под свой контроль весь Мосульский вилайет. Вскоре английские оккупанты начали сталкиваться с сопротивлением курдов, в дела которых они активно вмешивались. Это сопротивление, принявшее массовый характер, возглавил Махмуд Барзанджи, провозгласивший себя королём Курдистана. Первоначальной идеей англичан было создание Мосульском вилайете федерации племенных курдских княжеств, но после создания англичанами Иракского королевства было решено присоединить вилайет к Ираку. Видимо, решающую роль сыграло здесь открытие в 1922 году нефти под Киркуком: для её эксплуатации англичане нуждались в стабильности и прочной государственной власти, которую племенные княжества обеспечить не могли.

Турция некоторое время выдвигала претензии на Мосульский вилайет, утверждая, что англичане оккупировали его незаконно, так как условия Мудросского перемирия 1918 года его не затрагивали. Вопрос был передан на рассмотрение Лиги наций. 16 декабря 1925 года Совет Лиги Наций постановил оставить Мосульский вилайет за Ираком, приняв в качестве основы демаркационную линию (т. н. «Брюссельская линия»), установленную годом раньше.

Курдистан при иракской монархии

При передаче Мосульского вилайета Ираку был продекларирован ряд национальных прав курдов: так, предполагалось, что чиновники в Курдистане будут из местных жителей, курдский язык станет языком делопроизводства, суда и образования. Ничего этого на деле исполнено не было. Фактически 90 % чиновников были арабы, образование на курдском языке допускалось только в начальных школах, в область инвестировалось явно несоразмерное с её значением количество бюджетных средств, промышленность не развивалась. Кроме того, курды ощущали дискриминацию при приёме на работу, в ВУЗы и военные училища. Всё это вызывало недовольство, помноженное на обострившиеся национальные чувства.

До 1931 года главным очагом национального движения иракских курдов была Сулеймания — столица Махмуда Барзанджи; после подавления последнего восстания Барзанджи первостепенную роль в курдском движении начинает играть племя барзан и его вожди — шейх Ахмед Барзани и особенно Мустафа Барзани. Под их руководством барзанцы поднимают целый ряд восстаний против центральной власти (1931—1932 — шейх Ахмед; 1934—1936 — под руководством Халила Хошави; и наконец, наиболее крупное восстание Мустафы Барзани в 1943—1945 годах). Одновременно (1939) возникает националистическая организация иракских курдов «Хива» («Надежда»), в которую входил целый ряд политических деятелей самой различной ориентации (от правых либералов до крайне левых), включая, например, личного адъютанта регента Ирака майора Иззата Абдель-Азиза (повешен в 1947 году). Противоречия между правым и левым крылом «Хивы» привели к её расколу в 1944 году и выделению из неё левой партии «Рызгари курд» («Освобождение курдов»), члены которой наряду с членами партии «Шорш» («Революция») в 1946 году создали Демократическую партию Курдистана под председательством Мустафы Барзани.

Сентябрьское восстание (1961—1975)

Свержение иракской монархии в 1958 году на короткое время дало равноправие курдам и посеяло надежды на улучшение ситуации как в социально-экономической (аграрная реформа), так и в политической (автономия) сфере. Разочарование курдов, как и поворот правительства Касема в сторону арабского шовинизма, стали причиной Сентябрьского восстания 1961—1975 годов, под предводительством Барзани и ДПК. Официальный лозунг восставших был: «Демократия Ираку — автономия Курдистану!» Уже в первый год восстания Барзани берёт под контроль всю горную часть Иракского Курдистана с населением 1 млн 200 тыс. человек, которая получила название «Свободного Курдистана»; роль власти в нём первоначально играли органы ДПК, в 1964 году были созданы «Совет Революционного Командования Курдистана» (парламент) и «Исполнительный совет» (правительство). 11 марта 1970 года между Барзани и Саддамом Хусейном был подписан договор, принципиально признававший за курдами право на автономию. Предполагалось, что конкретно закон об автономии будет разработан в течение четырёх лет по обоюдному соглашению. Однако 11 марта 1974 года Багдад в одностороннем порядке провозгласил закон, не устраивавший курдов (Барзани назвал предлагавшуюся автономию «бумажной»). Предполагалось создание автономии на территории Эрбильской, Дахукской и Сулейманийской провинций со столицей в Эрбиле; на этой территории курдский язык объявлялся официальным, создавались законодательный (парламент) и исполнительный (правительство) советы. Ряд положений закона предусматривал самый плотный контроль над деятельностью автономных властей правительства. Но курдов более всего возмутило установление границ, в результате чего в состав автономии не вошла половина Иракского Курдистана, включая нефтеносный Киркук. В Киркуке, отчасти в Синджаре правительство уже несколько лет проводило энергичную арабизацию, изгоняя курдов и поселяя на их месте арабов. В этом же русле восприняли курды изгнание в Иран в начале 1972 года 40 тыс. курдов-файли (шиитов). В результате Барзани начал новое восстание, продолжавшееся год и потерпевшее поражение после заключения Алжирского договора между Ираком и Ираном (6 марта 1975 года), предусматривавшего в обмен на пограничные уступки прекращение Ираном поддержки восстания и совместное с Ираком выступление против повстанцев в случае его продолжения.

Эпоха Саддама Хусейна

Поражение Сентябрьского восстания сопровождалось массовой эмиграцией курдов в Иран. В мае 1976 года ДПК и новосозданный Патриотический союз Курдистана во главе с Джалялом Талабани возобновили вооружённую борьбу, но она далеко не достигала прежней силы. На территории трёх провинций была установлена автономия, носившая в значительной степени марионеточный характер. За их пределами, проводилась довольно жёсткая политика арабизации. Так, до 1980 года было разрушено около 600 курдских селений и депортировано в особые посёлки до 200 000 человек.

С началом ирано-иракской войны (1980 год) Иракский Курдистан становится полем боя между иракцами, с одной стороны, иранцами и поддерживаемыми ими иракскими курдами — с другой. 22 июля 1983 года иранцы вторглись на его территорию, а уже к октябрю, при активной поддержке ДПК и ПСК, контролировали 400 км² в районе Пенджвина. Новое иранское наступление в Курдистане началось в марте 1987 года; иранцы и курды дошли до Сулеймании, но были остановлены на подступах к городу. Однако в мае 1988 года иракские войска вытеснили иранцев из Курдистана. В ходе этих боёв иракцы активно применяли химическое оружие как против курдских военизированных отрядов (пешмерга), так и против населённых пунктов. Особенно известна газовая бомбардировка Халабджи 16 марта 1988 года.

На заключительном этапе войны (1987—1988 года) Саддам Хусейн предпринял «чистку» Курдистана, известную как операция «Анфаль». 182 тыс. курдов было «анфалировано» (вывезено на армейских грузовиках и уничтожено), ещё 700 тыс. депортировано из Курдистана в особые лагеря; по подсчётам Масуда Барзани к 1991 году из 5000 населённых пунктов в Курдистане было уничтожено 4500. Деревни и небольшие городки сносились бульдозерами; для того чтобы сделать среду непригодной для обитания, вырубались леса и бетонировались колодцы, Так например был полностью уничтожен в июне 1989 года 70-тысячный город Кала-Диза (район Ханекин): население было изгнано, все строения взорваны динамитом и сровнены бульдозерами, так что на месте города осталось только три старых дерева.

Сразу же после окончания войны Саддам Хусейн начал массированное наступление на пешмерга (25—30 августа 1988 года), в ходе которого полностью вытеснил их из Ирака в Иран. Всего было убито 5 тыс. человек, 100 тыс. жителей бежало в Турцию.

«Свободный Курдистан»

Парламент Иракского Курдистана. Внутренний вид.Курдские партии, объединившиеся в 1987 году в «Национальный фронт Иракского Курдистана», вновь активизировались с началом кувейтского кризиса 1990—1991 годов. Поражение Саддама в Войне в Заливе вылилось в общеиракское восстание. Массовое восстание в Курдистане началось 5 марта; уже 7 марта была освобождена Сулеймания, 11 марта — Эрбиль и 13 марта — Дахук. С освобождением Киркука (20 марта) пешмерга контролировали уже весь этнический Курдистан.

Однако Саддам Хусейн, к тому времени заключивший мир с коалицией, сумел перегруппировать свои силы, перебросил на север элитные дивизии Республиканской гвардии и неожиданно для курдов начал наступление. Особо дезорганизующее действие оказали слухи, что иракцы вновь применят химическое оружие. 3 апреля иракцы взяли Сулейманию, после чего Саддам Хусейн официально объявил о «подавлении мятежа». В страхе перед новым «анфалем», курды кинулись к границам с Ираном и Турцией. По оценке Генсека ООН в конце апреля в Иране находилось около 1 млн беженцев из Ирака, в Турции — 416 тыс.; от 200& тыс. до 400 тыс. чел. искали укрытия в высокогорной местности Ирака. Из районов Киркука и Эрбиля бежало до 70 % населения.

Перед лицом гуманитарной катастрофы, ООН принимает 5 апреля 1991 года резолюцию № 688, объявляющую территорию к северу от 36 параллели «зоной безопасности». Десантники стран НАТО (США, Великобритании и Франции) начинают высаживаться в Иракском Курдистане (операция «Восстановление комфорта»), после чего от Саддама Хусейна ультимативно требуют оставить три курдские провинции. К октябрю иракцы полностью оставили эти провинции, при этом подвергнув Сулейманию артиллерийскому обстрелу и бомбардировкам с воздуха. В результате на территории автономии возникло фактически независимое курдское государственное образование под мандатом ООН — так называемый «Свободный Курдистан».

19 мая 1992 года в «Свободном Курдистане» были проведены выборы в «Национальную Ассамблею» (парламент). Обе основные партии намеренно установили высокий проходной барьер (7 %), который отсёк мелкие партии и практически прекратил их существование. В результате за ДПК было подано 45,3 % голосов, за ПСК — 43,8 %, и парламент был поделён между ДПК (51 мандат) и ПСК (49 мандатов, из 105; 5 мандатов было зарезервировано за представителями христиан).

На первой сессии парламента было утверждено правительство (4 июня), получившее официальное название «Региональное правительство Курдистана» (Hikumêta hêrema Kurdistanê; обыкновенно используется, в том числе официально, англ. аббревиатура KRG). Его возглавил Косрат Расул (ПСК), прославившийся в боях 1991 года; представитель ДПК доктор Рош Шавес был избран председателем парламента.

На второй сессии, 4 октября 1992 года, парламент принял декларацию об образовании федерального курдского государства со столицей в Киркуке (фактически курдам неподконтрольном) в рамках «демократического, свободного и объединённого Ирака». Решение о будущей федерализации Ирака было подтверждено в том же месяце на общеиракском съезде оппозиции, состоявшемся также в Эрбиле.

Экономическое положение «Свободного Курдистана» было крайне тяжёлым. Как часть Ирака он был подвержен общим санкциям, введённым ООН против этой страны; со своей стороны и Саддам Хусейн объявил ему блокаду, огородив границу линией укреплений и минных полей длинной 550 км. В результате безработица составляла 90 % в 1992 и 70 % в 1998 году, а цены на нефтепродукты на чёрном рынке в 70 раз превышали багдадские. Положение усугублялась огромным количеством беженцев и полным разрушением страны в годы «анфаля». «На месте [городка] Хаджи Омрана — несколько палаток; вместо Барзана — две-три палатки над рекой» — вспоминает очевидец ситуации осени 1991 года.

В то же время, в подконтрольных Багдаду областях продолжался процесс арабизации. Всего с 1991 по 1998 годы из Киркука было изгнано 200 тыс. курдов и 5 тыс. туркоманов; на их место было поселено 300 тыс. арабов. Такими действиями Саддам Хусейн достигал сразу двух целей: собственно арабизации и подрыва «Свободного Курдистана» с помощью масс беженцев.

Процесс формирования курдской государственности застопорила гражданская война между ДПК и ПСК, начавшаяся летом 1994 года. ПСК предъявлял претензии экономического характера, обвиняя ДПК в дискриминации контролируемого им Сулейманийского региона (в частности утверждалось, что ДПК обращает в свою пользу сборы с таможенного пункта в Захо на турецкой границе — в то время главный источник финансовых поступлений в бюджет образования). По мнению же противников ПСК, эти претензии стали выдвигаться лишь «задним числом», реальной же подоплёкой войны была надежда Талабани неожиданным переворотом овладеть властью во всём Курдистане. Опираясь на поддержку Ирана, Талабани сумел добиться крупных успехов, вытеснив Барзани с большей части территории «Свободного Курдистана». В такой сиутации, Барзани обратился за помощью к Саддаму Хусейну. 9 сентября 1996 года иракские войска взяли Эрбиль. В тот же день, пешмерга ДПК без особого кровопролития овладели «столицей» ПСК — Сулейманией. Пешмерга Талабани бежали в Иран. В начале октября 1996 года под давлением США обе партии заключили перемирие, а иракские войска были выведены из Курдистана. В 1997 году бои возобновились и прекратились только в мае следующего года, когда при активном посредничестве Госдепартамента США между двумя лидерами начались мирные переговоры. Окончательно мир был заключён 17 сентября 1998 года в Вашингтоне. Всего в войну с обеих сторон погибло 3 тыс. человек.

Миру между Барзани и Талабани сильно способствовало вступление в действие программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие», потребовавшее от курдских лидеров кооперации для получения средств программы; именно реализация этой программы была главной темой переговоров в Вашингтоне. Хотя Вашингтонские соглашения предусматривали новое объединение «Свободного Курдистана», фактически области Эрбиль—Дахук (зона ДПК) и Сулеймания (зона ПСК) оставались отдельными государственными образованиями с собственными парламентами и «региональными правительствами». Тем не менее, дальнейшее развитие событий требовало от курдских лидеров тесной кооперации в своих же собственных интересах. В 2002 году возобновил работу единый парламент.

Согласно программе «Нефть в обмен на продовольствие», на помощь Курдистану выделялось 13 % нефтяных доходов Ирака, так что к 2003 году. курды получили по программе 8,35 млрд долл. (ещё более 4 млрд, выделенные на нужды Курдистана, не были потрачены из-за саботажа багдадских чиновников и «зависли» на счетах ООН). Результатом был относительный подъём экономики Курдистана, резко контрастировавший с нищетой, в которой находилась основная часть Ирака. Так, если в 1996 году в зоне ДПК было 26 птицеферм, то в 2006 году — 396. К 2004 году уровень жизни в Курдистане (в отличие от остального Ирака) был выше, чем до 1991 года, а доход на душу населения превышал общеиракский на 25 %.

Новой проблемой «Свободного Курдистана» стали исламисты, а именно организация «Ансар аль-Ислам», поддерживаемая Тегераном, связанная с Багдадом и Аль-Каидой и превратившая в свой ополот город Халабджу. В феврале 2001 года исламисты совершили первый крупный теракт, убив видного руководителя ДПК Франсо Харири (губернатор Эрбиля, христианин). Осенью 2001 года Талабани послал против них 12 тыс. пешмарга (Барзани также предлагал свою помощь), но вмешательство Ирана не допустило окончательного разгрома группировки. Она была уничтожена только в конце марта 2003 года при помощи американцев. Однако исламистское подполье существует до сих пор, время от времени устраивая теракты. Так, во время крупного взрыва у штаб-квартиры ДПК в сентябре 2003 года погиб вице-премьер Сами Абдель-Рахман — второй по значимости человек в ДПК.

Настоящее время

В 2003 году иракские курды проявили себя активными союзниками США. Сами американцы первоначально не отводили им большой роли в своих планах, надеясь начать мощное наступление со стороны Турции собственными силами. Последовавший в последний момент (март 2003 года) отказ Турции в предоставлении своей территории резко повысил роль курдского фактора. В Курдистан была переброшена 173 воздушно-десантная бригада; к 27 марта в Курдистане насчитывалось уже 1000 американских военнослужащих. Активность курдов сдерживалась только турками, которые грозили вооружённым вмешательством, если курды перейдут в наступление и займут Мосул и Киркук. Тем не менее, начало боёв за Багдад послужило для иракцев на северном фронте сигналом к бегству, и курды, двинувшись вперёд на их плечах, 10 апреля заняли Мосул (ДПК) и 11 апреля — Киркук (ПСК). Эти события сопровождались массовыми изгнаниями арабов из домов, переданных им в ходе «арабизации». Под давлением американцев и турок, пешмерга быстро оставили Мосул и Киркук, при этом насколько возможно упрочив там позиции своих партий. Новый глава оккупационной администрации Пол Бреммер, не желая раздражать ни арабов, ни турок, повёл себя по отношению к курдам крайне сдержанно. Было объявлено, что ликвидация последствий арабизации должна происходить постепенно и по суду, с предоставлением арабам компенсации; вопрос же об административной принадлежности «освобождённых» районов должен решиться впоследствии на референдуме. Таким образом, «освобождённые» районы не вошли в состав курдского государственного образования, хотя на деле там была сформирована администрация из членов ДПК (Синджар и Махмур) или ПСК (районы Киркука—Ханекина). В целом эти районы, хотя де-юре не подчиняются Эрбилю, де-факто находятся в теснейшей связи и зависимости от KRG.

Американцы, стремясь сохранить целостный относительно централизованный Ирак, первоначально надеялись создать «многоэтническую иракскую нацию» по американскому образцу, с представлением статуса субъектов федерации прежним провинциям. При этом предполагалось, что все курдские правительственные органы будут распущены. Однако соответствующее предложение, сделанное Бреммером Масуду Барзани в конце 2003 года, встретило неожиданный для американца жёсткий отпор: Барзани отказался подписывать новую конституцию Ирака, если в ней не будут оговорены самые широкие автономные права курдов. В конечном итоге курды добились своего, в конституции Ирака были оговорены самые широкие права Курдистана, вплоть до права выхода из состава Ирака в случае нарушения центральным правительством своих обязательств. Последнюю точку в процессе легитимации курдского государственного образования поставило принятие конституции Ирака на референдуме в октябре 2005 года. При этом Курдистан признаёт власть Багдада лишь постольку, поскольку желает сам. Так, 2 сентября 2006 года Масуд Барзани издал указ, запрещающий вывешивать в Курдистане флаг Ирака, который курды считают символом арабского шовинизма.

Окончательному разрешению вопроса о власти в Курдистане содействовала договорённость между Масудом Барзани и Джалалем Талабани, согласно которой первый обязался поддержать Талабани на пост президента Ирака, второй — соглашался на занятие Барзани поста президента Курдистана. 12 июня 2005 года парламент Курдистана провозгласил Масуда Барзани президентом; 7 мая 2006 года было сформировано объединённое правительство, которое возглавил 40-летний племянник Масуда — Нечирван Барзани. До того он 6 лет возглавлял правительство ДПК в Эрбиле и составил себе, как политик и хозяйственник, хорошую репутацию не только среди ДПК, но и среди ПСК. С его премьерством в Эрбиле был связан экономический подъём Курдистана. В новом правительстве 14 портфелей досталось ПСК, 13 портфелей — ДПК и ещё 5 портфелей — мелким партиям (коммунисты, социалисты и т. д.). Пост вице-премьера занял Омар Фаттах из ПСК.

В настоящее время Курдистан имеет, кроме парламента и правительства, собственные вооружённые формирования пешмерга (до 80 тыс. человек, с тяжёлым оружием, бронетехникой и танками), собственную службу безопасности, организованную при помощи израильских инструкторов («Асаиш»), несколько спутниковых каналов (эрбильский «Kurdistan-TV», сулейманийский «KurdSat» и др.), четыре университета (в Сулеймании, Эрбиле и Дахуке и Кифри). В 2005 году построенный под Эрбилем аэропорт обеспечил ему воздушную связь с внешним миром (второй аэропорт существует в Сулеймании).

Начавшиеся под Захо (близ турецкой границы) и Сулейманией разработки нефти способны дать Курдистану независимые источники доходов. Работы под Захо ведёт норвежская компания DNO; кроме того, KRG заключило соглашения на разведку с канадской «Western Oil Sands» и английской «Sterling Energy». Запасы месторождения «Тавке 1» под Захо оценивают в 100 млн баррелей; начальный уровень добычи — 5 тыс. баррелей в день, но в течение года планируют довести нефтедобычу до 20 000 баррелей в день. К середине 2006 года в Курдистане подготовлен законопроект об углеводородах, который должен придать правовую основу начатыми Региональным правительством самостоятельным разработкам; при чём курды намерены распространить действие этого закона и на Киркук, формально подчиняющийся Багдаду. Всё это вызывает протесты Багдада, который, не имея других рычагов воздействия на ситуацию, грозит не допускать на иракский рынок нефтяные компании, работающие в Курдистане.

В настоящий момент в Курдистане действуют 3800 иракских и иностранных компаний. Особенные надежды возлагает KRG на развитие туризма, как международного, так и внутрииракского, так как Курдистан, благодаря своим природным особенностям, являлся в «мирные» времена любимым местом летнего отдыха для жителей южных полупустынных районов. Стремясь привлечь инвестиции, новое правительство Курдистана провело закон, предоставляющий иностранным инвесторам 10-летние налоговые каникулы.

Ныне Иракский Курдистан является единственной стабильной и относительно благополучной зоной в Ираке. Американцы рассматривают его как свой плацдарм в регионе. Среди курдской элиты распространено мнение, что ввиду возможного развала Ирака следует готовиться к провозглашению независимости.

 

Расположенный на севере страны, Курдистан является этнической провинцией в составе Ирака. По новой конституции эта территория имеет статус широкой автономии, почти федеративной единицы, и практически независима от Багдада. Эта часть страны заметно отличается гористым рельефом (здесь расположена высшая точка Ирака - гора Чик-Дар, 3611 м), обилием небольших рек и озер, лесов и горных пастбищ. Климат здесь чуть более прохладный, чем в южной части Ирака, да и дождей выпадает заметно больше.

Эрбиль

Город Эрбиль (Арбиль, Хаулер или Хевлер) является столицей Иракского Курдистана. Расположенный в междуречье у подножия гор, Эрбиль является одним из самых старых непрерывно населенных городов мира - по данным археологических исследований его историю можно проследить до IV тысячелетия до н. э., а первые упоминания о нем встречаются в документах XXI в. до н. э. (тогда он назывался Урбилум, или Арба-иллу - "Город четырёх храмов"). Неподалеку от Арбелы (так называли его греки) разыгралась знаменитая битва войск Александра Македонского и Дария III - сражение при Гавгамелах - Арбелах (331 г. до н. э.). И именно здесь проходил основной торговый пусть северной части Азии - Царская дорога, связывающая центр Персидской империи с побережьем Эгейского моря. Поэтому неудивительно, что на территории современного Эрбиля можно найти следы эпохи Шумера и Ассирии, Парфии и Сасанидов, многочисленные памятники периода зарождения христианства и становления ислама (именно здесь впервые отметили день рождения пророка в 1207 г.), Монгольской и Османской империй.

Главной достопримечательностью города является древняя цитадель Кала, или Келай-Хевлер по-курдски, возвышающаяся над городом на 30 метров. Считается, что первые стены на этом месте были построены еще в VI тысячелетии до новой эры, а все сохранившиеся постройки лишь добавляли все новые и новые ярусы к старым фундаментам. В пределах цитадели, на площади более 102 тыс. кв. метров сосредоточены и все древние строения Эрбиля, даты постройки которых теряются в веках (впрочем, от многих из них и так сохранились лишь руины, многие же расселены, поскольку здесь планируется создать музей под открытым небом). Вторая достопримечательность города - минарет Мудафарийя, или Надломленный минарет (высота 33 м, XIII в.). Также заслуживают внимания древний крытый базар Кайсария, или Кайсари, лежащий южнее цитадели (считается, что первые торговые ряды здесь появились еще при ассирийцах, хотя существующий комплекс относится к XVI-XIX вв.), руины укреплений Калиш-Аги (XI в.), довольно помпезное здание парламента Иракского Курдистана и близлежащий комплекс министерств, Большая мечеть (2007 г.), Музей цивилизации (неплохая коллекция предметов доисламского периода), Этнографический музей и университет имени Салах ад-Дина, строящийся новый деловой центр Airport-Сity, а также лежащие неподалеку от города водопады Кани-Омар-Ага.

Киркук

Город Киркук (Керкук) расположен на севере Ирака, между горами Загрос и Хамрин, в 250 км к северу от Багдада. Это еще один древнейший город региона, поскольку расположен на месте хурритской столицы Аррафа, или Арафха, которая была основана приблизительно в III тысячелетии до новой эры. В XI-X вв. н. э. город являлся столицей богатейшей провинции Ассирии. Здесь же находился мифический город Эреха, который многие ученые считают частью древнего Киркука. В эпоху Сассанидов и Парфии эти края были известны как Гармакан (Теплая земля), откуда и пошло современное курдское название провинции - Гармиан. К историческим памятникам современного Киркука относятся цитадель ("кишла", 1863 г.), могила пророка Даниила, рынок Эль-Касарейя, археологические участки Калат-Джармо и Йорган-Тепе.

Мосул

Город Мосул (Эль-Мавсил, Мусиль) является центром одноименной провинции, лежащей на севере Ирака (396 км северо-западнее Багдада). Номинально он входит в состав Курдистана, однако находится под контролем центрального правительства Ирака. Известность городу принесли его ткачи (именно здесь начали впервые ткать муслин, который и получил свое название от этого города), Мосульский университет (один из крупнейших в Ираке) и знаменитая Ниневия - столица древнего Ассирийского царства, чьи раскопки ведутся на холмах Куюнджик близ Мосула. Даже на заре цивилизации Ниневия считалась древнейшим городом мира. В книге "Бытие" говорится: "Из сей земли вышел Ассур и построил Ниневию". По данным археологов, датой её основания можно считать V тысячелетие до новой эры, а уже в VIIII в. до н. э. Ниневия становится третьей столицей Ассирии и одним из крупнейших городов того времени, настоящим центром цивилизации древнего мира.

Славу городу принесли его широкие улицы (центральная Царская улица достигала 26 м в ширину), колоссальный дворец царя Ашшурбанипала (VIII-VII вв. до н. э., его раскопки и составляют центр современного археологического участка), дворец Синахериба - основателя города, знаменитая царская Куюнджикская библиотека с огромным собранием клинописных табличек (археологами найдено свыше 30 тыс. образцов, именно здесь был впервые найден текст поэмы о Гильгамеше), крепостные стены общей протяженностью более 12 км с 15 воротами, а также многочисленные скульптурные памятники (в том числе знаменитые статуи крылатых быков и львов, украшавшие некогда городские ворота) и четкая планировка городских кварталов (считается, что это был первый город в истории человечества, создававшийся по единой градостроительной схеме). Маленький музей в воротах Нергаль до сих пор хранит уникальные предметы, найденные в земле Мосула, однако множество образцов этой культуры давно вывезено с территории страны (например, огромные барельефы со стен дворца Ашурбанипала находятся в Лондонском музее, а их копии - в московском Музее искусств имени Пушкина). Несмотря на полное разрушение древнего города в VII в. до н. э., ассирийцы не исчезли с лица Земли, а их потомки до сих пор отмечают в январе День Ниневии и пост Баута-д'Нинви ("Пожелание Ниневии"), которые считаются самыми важными торжествами в местной традиции.

Текст подготовлен с использованием материалов Travel.ru 

 

Автостоп в стране хороший, деньгопросов мало, но все же полезно перед посадкой произнести турецкое словечко «парасыз», то есть «бесплатно» - оно есть и в курдском языке, как и само слово «пара», то есть «деньги».

Цивильный транспорт – не очень популярная вещь в Курдистане. Дороги неплохие, но междугородних автобусов нет! Их функции отчасти исполняют маршрутки, впрочем, нечастые. Цены на них не узнавались: представляется, что эти цены немаленькие. В Арбиле есть внутригородские маршрутки, цена 30 центов.

Текст подготовлен с использованием материалов ve.free-travels.ru
 

Иракские курды инициировали международную рекламную кампанию под названием «Другой Ирак», направленную на возрождение туризма и предпринимательства в их регионе, как самом безопасном сегодня в стране. Курдистан славится горами, реками, водопадами поэтому наиболее популярны пеший туризм, альпинизм и рафтинг.

Видео

Ирак

Таинственная Индонезия

Страна сапфиров

Африка без прикрас

Гигантский водопад

Святыни

Лучшие отели: